20:37 

Игра. Анджелина Картрайт/Джейден Салливан, 2002 год, площадь Гриммо.

Olvida todo al bailar, Angelina!(с)
"Знаешь, зима закончится
Как пришла, так и уйдет.
И растает боль,
Как снег на солнце..."


Кошмары действительно имеют обыкновение заканчиваться, рано или поздно. Тебя исторгают из ада под грохот и вспышки, потом долго-долго несут на руках куда-то вверх, вверх, по бесконечной лестнице. Но и это – всего лишь иллюзия. Лестница также заканчивается. Тебя устраивают на чем-то очень мягком – на облаке? или на перине? Потом чьи-то заботливые руки, от которых словно струится живительное тепло, мелькают то и дело у тебя перед глазами. Ты хочешь приподнять веки, что-то сказать, но у тебя нет на это сил. Поэтому, когда тебя приподнимают и вливают в горло какую-то обжигающую жидкость с резким травяным запахом, ты просто отключаешься. И под закрытыми веками простирается серый туман.
Вечный туман. Ему нет конца и края. Ты бредешь в этом тумане, силясь отыскать в нем хоть кого-нибудь, хоть что-нибудь. Но бесполезно. Есть только липкий серебристый туман и узкая дорога, по которой ты идешь; спотыкаешься как слепец, стонешь и падаешь. А потом, уже не в силах подняться, ползешь на карачках и воешь, словно раненый зверь. Изредка тебя кто-то зовет по имени, и ты отчетливо слышишь: «Фарамир!» Как странно… ведь это не тебя зовут. Это призывают героя твоей любимой книги, а зовет его король-целитель, возвращая в реальность из неизбывной черной тьмы, из полного кошмаров тяжелого сна. Как ты мечтаешь, чтобы тебя тоже позвали! И тебя зовут на разные голоса. Ты узнаешь эти голоса, но не можешь вспомнить, кому они принадлежат; ты знаешь, что это добрые, любимые, близкие тебе люди, но не можешь определить, чей голос звучит над тобой чаще других. Ты не помнишь имен. Ты не помнишь лиц. Но вместо имени сказочного военачальника свободной страны ты начинаешь слышать свое, и это уже хорошо.

Но все равно впереди – только туман и дорога, изредка сменяющиеся ослепительными вспышками воспоминаний. Ты Анджелина, тебе пять лет, и ты только что узнала, что твоя мама уехала навсегда в далекую-далекую страну, откуда, как сказала бабушка Джоан, никто не возвращается. Ты плачешь, но потом успокаиваешься и решаешь для себя, что когда вырастешь, сама поедешь к маме и навестишь ее. Бабушка от такого решения приходит в ужас и долго плачет, а папа, молча, берет тебя на руки и укачивает, как укачивал еще тогда, когда ты была младенцем. Ты размышляешь, стоит ли тебе теперь навестить маму, и вдруг приходит уверенность, что время для этого еще не пришло.
Калейдоскоп воспоминаний снова перекручивается. Ты Энджи, и тебе 16 лет. Ты ссоришься с Розмари, убегаешь из дома, гуляешь с Дэвидом – своим троюродным братом. И тут черная пелена начинает закрывать от тебя все, что связано с ним. Маленькая хорошая девочка, решившая стать плохой – нужно ли еще раз вспоминать об этом и о том, что этому предшествовало? Может, пора уже простить его и себя, отпустить свое прошлое на волю?
Опять вспышка. Теперь ты - аврор, который дерется на товарищеской дуэли с наставником – Соурвистом. Он не дает тебе ни минуты передышки и поучает, что нужно всегда быть готовой, что всегда надо быть начеку, что нужно учиться контролировать эмоции. Он ругает тебя, принижает успехи, но ты видишь в зеленых глазах наставника неподдельное удовлетворение от проделанной с тобой работы. И победно выкидываешь кулак вверх, и кричишь как индеец, когда Эндреан остается без палочки, связанный по рукам и ногам. Но он улыбается – ты победила.
Ты профессор Картрайт, которую обязали присутствовать на глупом празднике – Цветочном Балу. Под руку с Джейденом – лучшим другом – ты входишь в великолепно украшенный Большой Зал Хогвартса. Все вокруг тебя обращается в вихрь цветов и запахов, лица смешиваются в один неясный ком, ты смеешься над чьими-то шутками, как вдруг обрываешься на полуслове, когда твой взгляд падает на распахнувшиеся двери Зала. Что в них такого особенного? Или, может быть, что-то особенное есть в ком-то из новоприбывших гостей? Ты не можешь ответить, и только смущенно улыбаешься в ответ на назойливые расспросы очередного партнера по танцам. И только сердце бешено бьется, когда ты выбегаешь после бала из школы, кидаешься на берег озера и мечешься там, и плачешь, и счастливо смеешься, не понимая: то ли ты сошла с ума, то ли впервые в жизни не можешь взять себя в руки от нахлынувших чувств.
И падаешь. Долго-долго падаешь во тьму.

Могильный холм воина из любимой сказки. Плач его сестры. Белые цветы.

Симбельмейны? Нет. Один-единственный, ослепительно белый асфодель на фоне черного бархата.

- Асфодель, если вдруг умру, должны расти асфодели, - кричишь ты в пустоту, и сон снова прерывается. Ты опять оказываешься внутри серого тумана и кричишь от отчаяния. Кто-то идет впереди тебя, ты бежишь за этим человеком, но догнать его не можешь. Ты знаешь, что он как-то связан с асфоделем, но как, не помнишь. Неожиданно, в голову приходит простое и легкое решение: надо просто напеть мелодию вальса и позвать человека по имени. Тогда ты все вспомнишь. Тогда станет легче. Тогда закончится черное забытье. Но ты знаешь, что нельзя его звать, что на его имени какое-то страшное табу. Тебе больно, и ты просишь туман снова окутать тебя, но он не соглашается и неумолимо толкает твое тело вверх. Ты возвращаешься… но куда?

- Где я? – тихий шепот вместо громкого крика. Туман перед глазами почти рассеялся, и ты видишь знакомого тебе человека. Все закончилось. Или только начинается?

@темы: ХиМБ

URL
   

The Road of my Dream

главная